20:48 

Тряхнем стариной.

Tender Beast
Кто желает, но не действует, тот плодит чуму. (с) Вильям Блейк

2007-2008 года.

Автор: Peter’s Heart

Название: Самые счастливые на свете (часть 1,2)
Жанр: слэш
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Пит/Пат
Бета: Peter’s Heart

Предупреждение: рейтинг дан не за сам слэш, а за нецензурщину.

 

Глава 1.
- Планета что, сошла с ума?! Ну, какого черта ТАК жарко?! – Патрик уже который час безвылазно плескался в огромном бассейне. Пит в тенечке, рядом с бассейном нежился на солнышке.
- Ну не знаю, Трик, по-моему, не очень и жарко. Так, слегка припекает солнышко. А вообще – кайф. У нас наконец-то выдался выходной, и мы можем всласть насладиться свободным временем в твоем особняке. Кстати, а где Джо и Энди? – Пит томно потянулся и перевернулся на спину.
- А эти лузеры свалили на пати к Кемиклам, - Патрик медленно поплыл на спине.
- А они разве общаются? Даже я с Джарердом не в оч хороших отношениях… - Пит удивленно приподнялся на локте и сдвинул большие очки из темного стекла без оправы на кончик носа.
- Можно подумать, для того, чтобы завалиться на тусу, нужно быть хорошим знакомым с устроителем. Вентц, ты не хуже меня знаешь, что НАМ можно приходить куда угодно и когда угодно, и нам везде должны быть рады) – Пат резко перевернулся, и несколько капель хлорированной воды, искрясь, попали на безупречную смуглую кожу Пита. Он недовольно дернулся и демонстративно начал вытирать воду. Тем временем Пат решил вылезти из бассейна и, судя по всему, собрался прыгать с вышки. Пит невольно им залюбовался. Некогда пухлое, рыхлое тело солиста не имело ничего общего с его тем, что Пит видел сейчас. Да, тренировки в качалке, контроль питания и отказ от травки сделали свое дело. Тело Трика стало практически таким же безупречным, как и тело Пита. Плавки обтягивали литые, прокаченные ягодицы и весьма не маленькое достоинство. Солнечные лучи преломлялись сквозь капли воды, высыхающей и стекающей с мокрых волос по телу солиста вниз. Пит как зачарованный следил за одной каплей – индивидуалисткой, отделившейся от общего потока бриллиантовых струй, которая проделала извилистый путь от ямочки за правым ухом до ключицы, потом она скользнула по груди и, вроде бы, затерялась среди сестер в прилипших плавках, но тут она снова появилась на внутренней стороне бедра теперь уже левой ноги. Вдруг она замедлила свой ход, и ее движение стало еле заметным. Патрику, видимо, стало щекотно от такого садистски – медленного стекания, и он резко смахнул каплю рукой. Так же резко Пит отвел взгляд.
Какое-то страшное, прежде не изведанное чувство зародилось в его груди: восхищение, вожделение и большая капля любви, длиною в жизнь.
« Нет! Все! Я же мужик! Что за глупые мысли?! Да нет никаких мыслей. Просто отметил отличнее результаты работы тренера по фитнесу»
Пит смутился, поспешил отвлечься на что-нибудь другое, а поскольку смущающийся Пит явление крайне неловкое, он, в доказательство вышесказанного, судорожно схватил бутылочку с молочком для загара и уронил ее на плиточный бортик бассейна. Стеклянная бутылочка разбилась, брызнули осколки, и белесая жидкость неопределенной консистенции растеклась лужицей по мрамору. Вентц до ушей залился краской. Только бы ОН не заметил.
- Все нормально? – крикнул Трик с вышки, даже не смотря на басиста.
- Да, все отлично. Это чертов Хэмминг! – отмазался басист.
Хемингуэй недовольно зарычал, потревоженный впустую произнесенным именем. Пит снова украдкой взглянул на Стампа. Тот прохаживался по вышке, видимо, готовясь к прыжку. Он подошел к самому краешку платформы, встал на цыпочки, вытянулся в струнку, солнце в этот момент осветило рельефный пресс Пата, и Вентц тяжело сглотнул.
«Как я раньше не замечал такой красоты?»
Трик всегда был рядом, но басист никогда не относился к нему как-то по-особенному. «Пат всегда был, есть и будет лучшим другом, пускай он об этом и не знает. Только другом! Хотя, что может быть такого в том, что он мне, ну чисто теоретически, и не просто друг, а нечто большее? Главное, чтобы об этом не узнала пресса. Представляю себе реакцию фанаток на фразу: «Пит Вентц, лицо группы. Красавец басист, по уши влюблен в божественного солиста Патрика Стампа и, извините, девочки, как настоящий мужик ни на что не способен» … да… радости у них будут полные штаны, ли в чем они там ходят? Вот нормальные фанатки ходят в одежде, а ко мне, почему-то, в одном белье прибегают…»
Бултых-х-х-х…
Мириады маленьких искорок фонтаном вылетели из бассейна и окатили задумавшегося Пита с ног до головы. Такого поворота Вентц никак не ожидал и был ошарашен неожиданным «душем». Единственное, что он смог выдавить из себя кроме отборного трехэтажного мата это: «Трик!!! Мать твою!!! Я тебя убью!!!!»
Пит вскочил с шезлонга и уже было ринулся к бассейну, до которого была всего пара метров, но злопамятный Хэмминг решил отомстить и предусмотрительно по-шухерски протянул полотенце между ножками шезлонга и ножкой хозяина. Этого маленького препятствие хватило, чтобы Пит в какой-то момент испытал чувство невесомости. Но это прекрасное чувство быстро испарилось, уступив место осознанию того, что он вот-вот пробьет себе череп о мраморный борт. Дернув ножкой в воздухе, в последней попытке он-таки освободился от навязчивого шезлонга до приземления в бассейн. С диким криком отборной ругани Пит, нелепо размахивая руками в воздухе, бултыхнулся в бассейн. Каких-то несколько сантиметров отделяли его от серьезной черепно-мозговой травмы с последствиями во время падения. Соприкосновение с водой было таким резким, и сознанием Пита еще не отошло от мыслей о чертовом шезлонге, вообщем Вентц не успел сфокусироваться на «погружении», не успел набрать достаточное количество воздуха в легкие и маленько притоп.
Пат, тем временем, вынырнул возле противоположной стенки бассейна и начал оглядываться по сторонам, ища глазами Пита.
2Ну и где этот урод? Неужели он не видел моего прыжка? Неужели он не заценил, в какой форме я щас нахожусь? Кретин!!! А я тоже хорош….думал, подкачаюсь, буду вести себя как неприступная фифа. Пит сразу обратит на меня внимание и кинется мне на шею. Дурак! Самому противно! Ну где же Вентц?!»
Тут Патрик заметил темный расплывчатый силуэт, почти полностью опустившийся на дно бассейна.
«Господи, Пит! Мать твою!»
Патрик быстро переплыл на противоположную сторону. Слава Богу, Пит лежал рядом со спуском, и глубина там была не очень большая. После недолгих мучений Патрик вытащил казавшегося пушинкой Пита на бортик. Пит не дышал. Трик истерично начал давить на грудь басиста, безуспешно пытаясь выдавить из его легких воду. Бесполезно…. Остается только одно…
«прикоснуться к ЕГО губам, таким нежным, невинным и манящим. Сумасшествие! ААА….Ладно, плевать! Плевать на все, главное жизнь…ЕГО жизнь!»
- Паааааат!!! Гхэ-кхэ-хэ-гхэ… - Пит, выплевывая воду, произнес так и не слетевшее с губ слово.
- Да, спасибо можешь не говорить! Ты живой?! Не покалеченный? Ну и ладно…, - Трик слишком резко напустил на себя вид равнодушного и холодного пофигиста. Видимо, он тоже это заметил и, коснувшись пальцами руки тайного возлюбленного, он тихо сказал: «Извини, Пит, просто я так перестремался. Я боялся потерять тебя…». Пат смущенно отвел глаза в сторону. Потом он, в который раз, стал внимательно разглядывать Питера. Намокшие, торчащие в разные стороны волосы, потупленный взор, капельки воды блестят на ресницах, подрагивающих в такт ударом бешено - колотящегося сердца. Плавки, мокрые и от того еще сильнее обтягивающие именно ТУ часть тела, которая пользовалась особой популярность у фанаток после случайного похищения фото. Безупречная фигура, ровный цвет кожи. Принцесса…
«Как хочется его сейчас обнять и прижать к себе. Но нельзя он не поймет…»
«Он спас меня. Он…он делал МНЕ искусственное дыхание. Он фактически меня поцеловал! Господи!»
Волна смущения накатилась на Пита. Губы предательски задрожали, густой комок боли и слез подступил к горлу. Но он сдержался. И только одна слезинка скатилась по щеке. Он так надеялся, что Трик этого не увидел. Трик сидел неподвижно, отрешенно смотрел куда-то вдаль.
- Ладно, старик. Спасибо, что спас. А за «душ» я тебе когда-нибудь отомщу) пошел я, обещал Крис позвонить. Ты не против, если она сюда приедет? - Пит собрал последнюю волю в кулак, и попытался говорить спокойно, так, как будто Пат ему просто друг. Последняя фраза «я боялся потерять тебя» накрепко засела в воспаленном мозгу басиста.
- Что? А да…да, да…конечно, пускай приезжает, - потусторонним голосом ответил Трик.
Одна единственная слеза, стекающая по щеке любимого человека. Эта картинка стояла перед глазами и не желала пропадать. Все повторялось снова и снова, словно в замедленной съемке.
«Почему? Что значит эта слеза? А вдруг он тоже? Нееее… такого быть не может…Эта Крис… Ну что их связывает? Только секс, я ведь знаю..»
Пат остался сидеть на бортике бассейна, даже после того, как Пит ушел. Небо затянуло серыми тучами, начался дождь, но ему было все равно. Капли дождя барабанили по телу, а по щекам катились горячие слезы.

Глава 2.
- Алло. Крис, да, детка) канешно, скучаю, жду) У Стампа. Приедешь? Синтетику захвати))
Пит в мокрых плавках сидел в роскошном велюровом кресле в гостиной на первом этаже, сжав трубку в руке. Пальцы все сильнее и сильнее сдавливали несчастный телефон. Только тогда, когда послышался характерный треск ломающейся пластмассы, басист ослабил хватку. Он был полностью погружен в свои мысли и даже не заметил, как в комнату вошел Патрик, оставляя за собой мокрые следы от ног и брызги на ковре и стенах. Трик плюхнулся в кресло напротив басиста, закинул ногу а ногу и стал разглядывать впередисидящего. По креслу медленно текли струйки воды, видимо, и его тоже придется менять. Пит немигающим взглядом уставился в стенку чуть повыше головы Пата.
- Ну что, эта твоя «девушка» приедет? – нарушил молчание солист.
Пит вырвался из паутины мыслей, плотно окутавшей его, и развязно ответил: «Да, приедет, поебемся и пошлю ее».
- А зачем она тебе вообще нужна? Неужели у тебя к ней «чувства»? – наконец, Пат задал так давно мучавший его вопрос.
- Чувства?! Трик, ты смеешься?! Во-первых, она дочка спонсора наших концертов, во-вторых, хорошо иметь рядом подстилку, которая даст тебе в любой момент. Тем более, я в последнее время подсел на синтетики, а она меня ими снабжает, так сказать.
- То есть, ты ею просто пользуешься? – Пат задумчиво крутил в руках перочинный нож, который снял со стены в холле.
- Конечно, а ты что подумал? Она нужна мне исключительно для снятие напряжения, - Пит грустно усмехнулся.

Со стороны весь этот разговор мог показаться странным. Создавалось впечатление, что затронутая тема неприятна обоим, и от разговора оба ждали чего-то другого, хотели поговорить о чем-то важном, ноне могут. Каждый прятал так явно появляющиеся чувства за маской холодности и безразличности. И каждому от этого становилось только больнее. Пат думал, что Пит не поймет его чувств, а Пит думал, что Патрик просто испугается такого поворота. Они бились в одну стену с двух противоположных сторон. И каждый не давал другому возможности разрушить стену своей показной холодностью.

Пат, окончательно промочив кресло, решил-таки пойти принять душ и свалить из дому до приезда дочки спонсора. Он поднялся с кресла, воткнул нож в подголовник, примерно в то место, где только что находилась его голова и, насвистывая какую-то мелодию, пошел по направлению к лестнице.
- Эй, Пат, а почему ты вдруг спросил про мое отношение к ней? – Пит никак не мог понять поведения Трика: то он бросает какие-то странные фразы, то становится раздражительным и холодным, то начинает расспрашивать о личной жизни…
«Нет. Все-таки с ним что-то происходит»
- Да просто. Ты спишь с ней почти каждый день. Трахаетесь как кролики! – горько усмехнулся Патрик, - неужели ты все время так напряжен, что тебе требуется постоянная разрядка?
- Не знаю Пат, просто в последнее время я много думаю, и от моих мыслей мне становится так паршиво, что остается только одно желание – кого-нибудь отодрать. Хемминга я мучить не собираюсь, вот и отдыхаю на этой «красотке». Господи, я ведь кроме ее имени и папиных денег ничего о ней не знаю, - Пита понесло на откровенности. Он попытался отшутиться, но это получилось вяло и неестественно.
Патрик не знал, что ему на это ответить. Он уже сам сотню раз пожалел, что начал этот разговор и загрузил Пита. Он уже было начал поднимать по лестнице, но тут остановился, повернул голову, улыбнулся Питу, смотревшему на него широко - открытыми, по-детски невинными глазами, и сказал: «Я не могу тебя пожалеть, потому что не о чем жалеть. Я не могу тебя поддержать, потому что все нормально. Я могу только сказать: все будет хорошо, Пит». Солист повернулся и быстро зашагал вверх по лестнице, не оборачиваясь. Пит сидел в кресле, за оконном лил дождь, пришедший Хемингуэй пытался выдрать нож из подголовника кресла, а в ушах звенела фраза: «Все будет хорошо, Пит, все будет хорошо!»

Через час после разговора в гостиной ворота особняка Стампа открылись, из них выкатился черный Феррари, выпущенный в 60-летнему юбилею марки. Створки ворот так же медленно отползи назад и заняли свое привычное место. Автомобиль постоял еще несколько секунд, печально мигнул фарами и покатил прочь от дома, теряясь в потоках дождя.
- Алло, Джо, вы у Кемиклов? Да, ну ладно. Джа тоже там? Хорошо, я скоро приеду.
Патрик Стамп, обреченно кивнув себе в зеркало заднего вида, понесся к свои «друзьям». Стрелка спидометра застыла на отметке 200 км/час.

Глава 3.

«Да, да, Пит, еще!!! Ну же!! Сильнее…еще…Пит, да…аааа, боже, сильнее….!» - предоргазменный крик Кристин отвлек Пита от важных мыслей, занимавших его голову. Кончать он не собирался и был взбешен громким проявлением чувств партнерши.
- Хватит орать, дура! – Пит наградил ее грубой пощечиной.
Тут неожиданно в голову басиста закралась идейка.
Он бесцеремонно перевернул девушку на живот, несмотря на ее попытки сопротивляться. Коленом придавил ее к кровати в области крестца, левой рукой схватил за шею и не давал даже повернуть голову. Свободной рукой Вентц открыл тумбочку, выхватил оттуда какой-то крем, быстро выдавил его на свой разгоряченный ствол, швырнул тюбик в угол комнаты и, размазав крем по всей длине, резко без прелюдий и приготовлений ввел его в попку Кристин на всю длину. Крик боли и ненависти наполнил дом. Она брыкалась, колотила руками, пыталась вырваться, а Пит, закрыв глаза, продолжал всаживать ей по самое не балуйся. Пит не замечал бьющуюся под ним в судорогах обкуренную девушку, не замечал беснующуюся за окном грозу. Он все сильнее и сильнее сдавливал шею, девушка начала задыхаться, он, заметив это, крепко схватил ее за руки и практически лег на нее всем телом, испытывая удовольствие от изгибания члена – это добавляло каких-то новых ощущений. Он сжал ее руки так сильно, что под пальцами уже начали образовываться синяки и внутренние кровоподтеки. От такой бешеной скачки девушка потеряла сознание, но Пит продолжать так же грубо насиловать ее дальше.
«А с Патриком все было бы по-другому. Не было бы всей это похабщины и грубости. Я готов дарить ему всю свою любовь и нежность, отдавать ему всего себя, но почему-то сейчас ебу эту глупую суку!»
Питер начал постепенно замедлять темп, его тело стало напоминать маятник, который легко покачивался вперед-назад. Девушка пришла в сознание, но тут Пит рванул ее за волосы на себя, она сильно прогнулась в спине, закричала, а сознании Пита мелькнуло «Господи, ну наконец-то!». Пит выдохнул и сперма напором ударила в стенки анального прохода Кристин. Пит изливался достаточно долго, потом он встал, достал сигарету, подошел к окну и закурил. Как ни странно, но он практически не устал. Обессиленная девушка распластанная лежала на кровати. Вентц сбросил с кресла ее вещи, пнул сумку и тихо сказал; «Собирай свои манатки и вали к черту». Грубо?! А заслуживает ли она другого? Пит вспомнил, как они познакомились. На какой-то вечеринке, посвященной дню рождения кого-то, кого именно Пит даже вспоминать не хотел, Джа познакомил его с милой, уже обкуренной в задницу девушкой. Оказалось, что эта анарексичная, склонная к суициду мечта фастфуда была дочкой спонсора, пробашлявшего большие деньги за их концерт в L.A. Он курил хэш. Дал ей тоже. Через пару месяцев она подсела, а он к тому времени бросил. В какой-то момент девочка кинулась ему на шею с признаниями в любви и просьбами ее не бросать и продолжать приносить ей хэш. Пит тогда был не в лучшем настроении и решил заключить сделку, бартер так сказать. Он поставляет ей хэш (драгдиллер блин), а она дает ему тогда, когда он захочет. Кристин к тому времени получила слава известной подстилки, поэтому легко согласилась на это условие. Вы спросите, почему она, ведь Питу готова дать практически любая фанатка? Кристин – дочь спонсора, крайне влиятельного человека, Питу не нужны проблемы. В скором времени она перешла на синтетики, кои легко добывала сама, но Пит продолжал брать от сделки все. Он драл ее каждый день, не обращая внимания на ее слезы и крики боли. Ему было на все плевать. Она стала лишь средством для снятия напряжения, но ему это уже надоело. «Теперь придется снимать напряжение как-то по-другому. Хэмминг?! Пожалуй, нет». Ему надоело все это. Секс для занятия времени, музыка только для заколачивания денег, друзья только из-за славы. Ему надоела вся эта пафосность и пустая неестественность.

***

Тем временем Патрик наслаждался общением с «друзьями». Они пили все что можно и что нельзя. Наслаждались друг другом и полуголыми красотками, окружавшими их. Джо и Энди уже во всю прилюдно придавались любовным утехам, не обращая внимания на сотни фотоаппартаных вспышек. Сами хозяева вечеринка куда-то благоразумно свалили.
Патрик сидел, уставившись в одну точку, и думал о произошедшем.
«Я касался ЭТИХ губ. Боже, их вкус я не забуду никогда! Я видел ЕГО слезу, и, скорее всего, причиной этой слезы был я! Он смотрел на меня так преданно, как смотрит ребенок, свято-верящий в то, что ему на Рождество подарят именно то, что он так давно хотел, но в душе опасающийся, что его обманут. А что сделал я? Опять побоялся непонимания со стороны друзей и поклонников. Но ведь если любишь, ничего не должен бояться? Мля…в конец запутался…Кто же я?!»
Размышления солиста F.O.B. прервал Лито (Лето, на ваш выбор), подошедший с двумя юными девами. Он с видом знающего и уверенного в себе человека усадил одну их девушек Патрику на колени, шепнул ему: «Развлекайся!» и поспешил удалиться со своей новой временной спутницей жизни.
Девушка, сидящая на коленях, хлопала длинными ресницами, медленно закрывала и открывала кукольные глазки, потом она вдруг крикнула: «Меня зовут Моника», схватила его за руку и потащила прочь из клуба.
После немалого количества выпитого Трик соображал уже не так хорошо, как прежде, но его все же удивило такое поведение девушки. Она притащила его на парковку, пихнула на заднее сиденье по счастливой случайность оказавшегося здесь ЕЕ минивена и уселась на него сверху. Юбка, и без того напоминавшая пояс, полностью поднялась и открыла Патрику великолепный вид на неприкрываемые бельем прелести. Дружок Патрика и мечта Пита среагировал незамедлительно. Девушка тем временем сползла пониже и начала стягивать с Патрика джинсы.
«Интересно, когда я успел потерять ремень?» - мелькнуло у Пата в голове. Но эти мысли терзали его не долго, и вскоре он полностью расслабился, отдав себя на растерзание рту и рукам этой малолетней бляди. Девочка работала умело, не спеша, и с явным наслаждением. Через какое-то время Патрику надоели легкие поглаживание языком и заглатывания на половину, и он, резко дернув красавицу за волосы, насадил ее на свой кол. Из глаз девушки брызнули слезы, она чуть не задохнулась, когда 20 сантиметровый член Патрика влетел ей гораздо дальше гланд. Патрик перестал обращать внимание на ее возмущенное мычание и стал руководить головой новой фанатки - хуесоски.
«Интересно, а сколько еще лет наши фанатки будут сосать у нас с такой же радостью и самоотверженностью?»
Патрик задумался всего на секунду, но его организму, видимо, захотелось побыстрее все закончить. Он в последний раз посильнее насадил ее на ствол и спустил ей в рот. Как ни старалась девушка сглотнуть все, но у нее это не получилось, и струйки белесой жидкости полились ей на майку.
В голове Трика начал складываться план действий. Минет его немного отрезвил, и почти утраченная способность мыслить снова появилась в его арсенале. Он застегнул штаны, выскочил через противоположную дверь, оставив девушку одну наслаждаться своим телом, даже не запомнив ее имени.

***

Пит докурил третью сигарету. Он оторвал взгляд от окна, лишь когда услышал, как хлопнула входная дверь. Вещей Крис в комнате больше не было, следовательно, она свалила. Хлопнув дверью, растворилась в пучине прошлого.
Пит достал из-под кресло покоцаный мобильный и набрал номер, который был выжжен каленым железом на его сердце.
Занято…
Пит звонил еще и еще… Занято… Занято… Занято…

Глава 4.

Прорвавшись сквозь поток коротких гудков, Патрик наконец-то услышал голос Вентца. Он старался говорить спокойно, но не так холодно, как раньше.
- Алло, - голос Пита сорвался почти на виз восторга. «Сказать ему, что я все это время пытался ему дозвониться?»
- Да, Пит. Слушай, может, конечно, ты теперь будешь меня психом считать, после того, кА я с тобой поговорю, но все же…Вообщем, это не телефонный разговор. Ты сейчас дома? Я скоро приеду, никуда не уходи, пожалуйста. Пока. «Интересно, а он знает, что все это время я пытался ему дозвониться?»
Только когда короткие гудки в трубке сменились противным писком, Пит смог прийти в себя.
Патрик несся домой, он летел, чтобы, наконец, поговорить с Питом. Стрелка спидометра застыла на отметке 200 км/час.

* * *
Пит услышал, как внизу хлопнула дверь, и зарычал Хемминг. Вентц быстро накинул халат, чтобы не смущать Стампа и машинально сунул тюбик с кремом, валявшийся на полу в карман халата. Вместе с Патриком в дом влетело новое, не ясное пока обоим, чувство. Вся грязь, пафос, жестокость – все это навсегда покинуло этот мир, мир для двоих.
Топ, топ, топ…
«Раз, два, три…» - Пит считал ступеньки, по которым поднимался Стамп, - «еще одна»
Стамп вошел в комнату.
Сцена американских вестернов: они стоят напротив друг друга, смотрят друга другу в глаза, и в любой момент готовы накинуться друг на друга, но не с целью убить…
«Нет, все-таки надо поговорить» - решил Пат.
- Пит, ты знаешь, мы столько времени проводим в группе вместе, и я очень к тебе привязался, - нал он.
- Я тоже Трик, ты для меня уже даже больше, чем друг, - тихо сказал Вентц, смотря в пол и теребя веревочку халата.
Патрик немного смутился, он даже не знал, как это расценивать. То ли Пит только что дал ему понять, как к нему относится, то ли он просто поддерживает тон разговора и не понимает, о чем идет речь.
- Вообщем…- договорить он не успел, Питер сорвался с места, забыв обо всем, подошел вплотную к Трику и впился в его губы горячим поцелуем. Солист не оттолкнул его, как боялся Пит, он, напротив, ответил жарким поцелуем на порыв басиста. Вентц терзал его губы, покусывал язык. Стамп исследовал каждый закаулок рта Пита, проводил языком по внутренней кромке губ Питера и отвечал на покусывания диким танцем двух сплетенных языков.

Не отрываясь от Трика,басист освобождал его тело от лишней одежды и кружил его по комнате. Пит толкнул его на кровать, а сам незамедлительно приземлился сверху.
- Я люблю тебя! Я действительно люблю тебя, и ты это знаешь! – крикнул он так громко, что зазвенели оконные стекла.
- Я тоже люблю тебя, глупый. И всегда любил! – договорить Пат не успел, ибо Питер запечатал ему рот поцелуем.
Патрик наслаждался теплом тела любимого, запахом его волос, кожи. Все стало таким родным, дорогим, близким
Питер тем временем стал играть с мочкой уха партнера. Он то покусывал, то посасывал ее. То опускался ниже к шее и снова возвращался назад. Патрик запустил пальцы левой руки в волосы Питу, правая была крепко зажата в ладони басиста. Вентц как бы невзначай прикоснулся к напряженному члену солиста, на что все тело Стампа отреагировало сладким стоном и еще более учащенным дыханием. Питер оставил
в покое ухо Пата и , целуя каждый сантиметр любимого тела, начала опускаться ниже и ниже. Когда он приблизился к низу живота, Пат прогнулся и хрипло простонал: «Пит, я больше не могу!» Питер сжалился над любовником и ласково провел языком от головки до основания ствола, потом вниз, потом по спирали снова поднимался наверху. Это была самая лучшая конфетка, которую когда-либо доводилось пробовать Питу. Наконец, он взял член Пата в рот сначала на половину, а оптом и на всю длину и начал сосать. Он делал это аккуратно и нежно, он хотел сделать Пату только приятно. После нескольких минут таких «упражнений» стоны солиста стаи громче, дыхание сбивалось, он притянул Пита за затылок и на какое-то мгновение оказался на небесах. Полностью выжатый, он перевернулся на живот.
Взору Вентца предстал восхитительный вид. Он нагнулся к самому уху Пата и тихо прошептал, обжигая своим горячим дыханием: «Можно?» и коснулся темного кружка ануса. Тут он вспомнил о креме, который лежал в кармане халата. Он аккуратно смазал им колечко ануса и быстро размазал по своему члену, потом медленно поводил по самой дырочке, лаская при этом попку и расслабляя Стампа. Пит вошел осторожно и ласково сначала на чуть-чуть. Но Пату этого было мало, он начал подмахивать попой в такт фрикциям Питера и вскоре насадился на его член уже на ѕ длины. Питер стонал и двигался все быстрее, Патрик сжимал простони, слезы катились из глаз, но это были слезы счастья. Вентц понял, что осталось всего несколько фрикций до полной разрядки, он сильнее нагнулся вперед и снова начал терзать ухо Патрика. Сладкий стон разбил тишину летнего вечера. Сдвоенный стон двух влюбленных людей. Обессиленный Питер упал рядом с Патриком. Его рука легла на ладонь солиста. Так они лежали еще долго, самые счастливые на свете.

 


Часть Вторая.

Вверх-вниз,
Вверх-вниз,
Туда-сюда,
Туда-сюда…
Пит Вентц активно действовал правой рукой в спальне своей новой квартиры в Чикаго. Он работал размеренно, не сбиваясь с ранее установленного ритма, дышал спокойно и ровно. Ему оставалось совсем чуть-чуть до апогея своего занятия, когда зазвонил телефон.
«Блин, ну как всегда не во время. А так не охота останавливаться, ведь конец так близок!» - подумал Пит.
Вверх-вниз,
Вверх-вниз,
Туда-сюда,
Туда-сюда…
Пит продолжал неспешно двигать правой рукой.
«надо будет, перезвонят!» - он решил не отвлекаться от своего занятия, но телефон не успокаивался и продолжал надрываться.
Вверх-вниз,
Вверх-вниз,
Туда-сюда,
Туда-сюда…
Пит задвигался быстрее, рука начала подниматься и опускаться с бешеной скоростью. Развязка была близка, и вскоре Пит прогнулся назад, изобразив практически классический «мостик», и издал победный звериный крик.
Немного отдышавшись, Пит решил осмотреть плоды своих действий.
Телефон тем временем продолжал звонить.
«Ничего так, беленько, тепленько» - видимо, Пит был крайне удовлетворен результатом.
«Ну сколько можно звонить? Что там, пожар что ли?!
Пит спрыгнул со стремянки и еще раз осмотрел только что выкрашенный белой краской потолок.
«Да, беленько, отлично! Так, как хочет Патрик»
- Ну? – буркнул в трубку Пит.
- Вентц, какого черта ты так трубку долго не берешь?! – крикнул Энди.
- Занят я был. Что случилось?
- Пит, ты только не волнуйся, пожалуйста. Вообщем, Пат пропал.
- Как пропал? Че ты гонишь, мы только вчера притворили в жизнь нашу мечту, переехали в НАШУ новую квартиру. Мы вообще в Чикаго? Ну как он мог пропасть? Где вы с Джо?
- Мы в Лосе пока. Пат вчера позвонил и предложил нам приехать посмотреть вашу квартиру. Сказал, что еще не все готово, и вы только перевезли мебель. Я спросил, как у вас с ним дела, и тут он пропал…
- Как?! Он говорил, говорил и тут пропал?! Что ты несешь?
- Связь прервалась, я не могу ему дозвониться и еще…
- Слуш, Эн, паникёр херов. Не объявляется Пат сутки. Ну что могло случиться? Хотя странно, что он даже мне не позвонил…
С некоторых пор Пит и Пат начали открыто говорить о своих отношениях. Как ни странно, но на популярности это отразилось только в положительном направлении. Слэшеры всего мира праздновали исполнение своей заветной, голубой мечта. Поклонниц привлекала необычность взаимоотношений, но каждая в душе надеялась, что Пит окажется натуралом. Ребята из группы тоже отнеслись спокойно. Они были рады, что влюбленные, наконец, перестанут прятаться и снова будут вести себя естественно.
- Пит, послушай! Нам позвонили и сказали, что если мы хотим видеть нашего солиста живым, то нам надо уговорить тебя, выполнить какие-то требования. И знаешь, походу это был голос Бланта.
- Эй, Пит, ты слышишь меня?! Если он позвонит, сделай все, что он скажет. Ради нашего Стампа, ради Питрика!

Пит швырнул новенький мобильный в раскрытое окно, кому-то повезет, этот кто-то найдет на лужайке перед домом телефончик.
«Блант…Какого черта ему нужно? Неужели из-за Кристин? И из-за нее похищать Трика? А что если у Энди сохранилась запись их разговора, и я позвоню в полицию?!»
Пит мерил шагами спальню.
Вдруг зазвонил домашний. Вентц, в надежде, что это наконец-то объявился Патрик, и все это глупая шутка, схватил трубку.
- Алё! Трик, это ты?
- Нет, Питер, к сожалению это не Патрик. Он, конечно, очень хочет с тобой поговорить, но, увы, не может – ледяной, механический, беспристрастный голос стекал в трубку, - Я думаю, ты меня узнал и даже, наверное, догадываешься о причине моего звонка. Ты ведь отлично знаешь мою милую дочь. Вы с ней так отлично ладили и смотрелись просто идеально. Ведь это, сучка, подсадил ее на наркоту? Не отмазывайся, я все равно все знаю.
Я очень беспокоюсь за свою дочурку и желаю ей большого счастья. И все было бы замечательно, если бы не появился ты, сучонок! А теперь давай перейдем от общего к частному. Кристин беременна и, судя во всему, от тебя, - Блант выдержал трагическую паузу, дав Вентцу осознать сказанное. Питер молча опустился в кресло и продолжал внимательно слушать. Счастье медленно разлагалось.
- Так вот, - продолжил заботливый папочка, - я хочу, чтобы ты, уродец, сегодня же приехал к Кристин и при прессе сделал ей предложение руки и сердца. И чтобы завтра же! Слышишь, завтра же! Вы сыграли свадьбу.
Питер сглотнул и попытался возразить.
- Это полнейший бред. Ваша шалава-дочь спит со всеми, почему я?! Отпустите Пата и оставьте нас в покое. Найдите ей другого жениха, клиентов у нее всегда хватало.
- Молчать, уёбок недоделанный! Не выводи меня, иначе от своего дружка – пидора получишь только какую-нибудь часть. Или еще лучше: падающая надежды группа окажется на грани банкротства, лишившись спонсора и похоронив в один день и солиста и басиста. Я хочу, чтобы у моей Крис было лучшее «долго и счастливо». С тобой, живым, или без тебя, мертвого, решать уже тебе. Ах, вот еще что, если через три часа не будет объявлено о свадьбе, звезда Патрика Стампа бесславно закатиться навсегда.

…Короткие гудки…

Питер ошарашено оглядывался по сторонам. Несколько месяцев счастья. Счастья на двоих. Исполнившаяся мечта любимого – роскошная квартира в Чикаго. И все делается своими руками, как они хотели. И большая кровать в пол спальни, а напротив на стойке гитары. Все так нереально здорово. Было…а что сейчас?! Пустой шантаж, и ведь даже вариантов как-то выкрутиться нет.
«Кто знает, увижу ли я его еще когда-нибудь. Обниму ли. Вернусь ли в нашу квартиру…Никто не знает!»

Через час Питер Вентц подъезжал к воротам чикагского особняка Кристин Блант.

Через два часа в печать сдавались репортажи и фотографии, изображавшие «счастливых» молодых.

Через сутки, среди всех поклонниц был объявлен день траура.

* * *
Патрик Стамп сидел на кровати в спальне с белым потолком и в который раз пересматривал альбом с фотографиями.
Прошло полтора года, а в этой комнате ничего так и не изменилось. Все так же стремянка стоит возле стены, рядом валяется перевернутое ведро с краской и забытая кисточка. Он не видел его полтора года!!!
Каждый день Патрик заходит в эту комнату, пересматривает фотографии, поправляет шелковое покрывало на кровати, настраивает гитары. Он проводит так почти весь день…Так проходит его жизнь…

* * *
Запланированному «долго и счастливо» так и не суждено было воплотиться в жизнь. Отыграли гламурную и пафосную свадьбу, на которой присутствовали все, кроме двух лучших друзей и любимого человека жениха.
О распаде группы было объявлено в тот же день. Вентца просто изолировали от прежней жизни. Его заставляли играть по новым правилам в игру под названием «Самая счастливая на свете». Именно так журналисты называли Кристин после свадьбы. И даже то, что у нее, по нелепой случайности, оказалась ложная беременность, не смогла омрачить их «счастливого» союза.
Как ни пытался Питер развестись и спрятаться от всевидящего ока Бланта, ничего у него не получалось. Его рукой был подписан хитро-составленный брачный договор, по которому он не имел права уйти от жены просто по собственному желанию.
В ящичке стола, запиравшемся на ключ, хранилась фотография, на которой счастливый Пит целует красного, как рак, Патрика. Вот когда он был по-настоящему счастлив!

* * *
В брачном контракте было только одно условие, позволяющее Питу беспрепятственно сделать Крис ручкой – ее же измена. Казалось, что бывшая наркоманка любит Пита так сильно, то готова хранить ему верность всю жизнь. Но она была дочерью Бланта и, следовательно, даже в ее чувствах не могло быть правды.
* * *
Как-то раз, на вечеринке, посвященной дню рождения Пэрис, Кристин «немного» перебрала. Вентц долго пытался привести свою благоверную в более или менее приличное состояние, но, поняв, что это бесполезно, решил выйти подышать воздухом. Выйдя из клуба, он заметил паркующуюся машину его некогда близкого друга и бывшей любви Кристин – Билли Джо. Наконец, воткнув машинку в свободную дырку, Армстронг вылез и нетрезвой походкой направился к Вентцу.
«То, что надо! Господи, помоги!»
Быстренько объяснив ситуацию фронт-мену Green Day, Пит кинулся на поиски фотографа. Заплатив ему приличную сумму и накинув пару сотен за конфиденциальность, Пит потащил удачливого папарацци в клуб. Там перебравшая супруга басиста вовсю млела в объятьях Билли – Джо, чья рука уже давно активно шалила под платьем Крис.
Пара фотографий – и Вентц с улыбкой до ушей несся в Чикаго к адвокату.
* * *
Патрик сидел в самолете, направляющемся в Лос-Анджелес. Еще не оправившись от потери любимого и находясь в глубокой депрессии, он все-таки решил навестить Энди и Джо.
Он смотрел в иллюминатор и думал о том, что надо уехать подальше от этой квартиры. Слишком много страшных воспоминаний.
Трик, не поворачивая головы, почувствовал, что кто-то занял соседнее с ним место. Вдруг знакомые нотки дорого сердцу парфюма заполнили сознание Трика. Он повернул голову и задохнулся от эмоций, наполнивших его.
- Я люблю тебя! И теперь всегда буду с тобой! – сказал улыбавшийся Вентц. Пат не дал ему договорить и запечатал рот поцелуем.

Через сутки было объявлено о воссоединении группы. Слэшеры отмечали второе рождение. Застучали клавиатуры и форумы заполнились новыми фиками.
А через несколько дней жизнь в квартире с белым потолком снова шла полным ходом. Стремянку и краску убрали, как дурные воспоминания. Кровать с шелковым покрывалом не застилалась, а с кухни всегда пахло любимым обоими ароматным кофе. Они снова были вместе, и уже никто не мог их разлучить. Они всегда будут любить друг друга, самые счастливые на свете…


@темы: тварьчество

URL
   

Душевные излияния.

главная